Наталья Евдокимова Конец света (2-е изд.)

Иллюстрации Марины Павликовской
Артикул
360 руб

Товар отсутствует

В мире, где живут главные герои, раз в несколько лет наступает конец света, и все меняется — погода, дома, обстановка, правила жизни.

Вот сейчас, например, каждому дню недели соответствует свой цвет одежды, и по понедельникам надо ходить во всем красном, иначе со счета снимут три кю.  А кю можно заработать, если прыгать в специальном зале, или найти кю в орехах.

Откуда такие правила, никто не знает, но какие уж есть. Ностик и Фет — лучшие друзья на свете. Им интересно, каким будет следующий мир, но все-таки немного жалко нынешнего.

Ведь они уже пережили один конец света и помнят предыдущий мир, где все было так уютно и здорово устроено. Тут тоже ничего.

Но конец света неотвратим, все должно меняться. Или, может быть, это меняются сами герои? 

Следующий мир — твой! / Татьяна Фролова, 

Питербук 7 июня 2014 

 

Накануне апокалипсического 20.12.2012 я достала из почтового ящика поздравительную открытку. На ней пляшущими буквами было выведено: «Дорогая Танечка! Поздравляем тебя с приближающимся концом света. Твои индейцы майя».

Оторопь. Удивлённая сумасшедшинка прыгает в сознании: а правда, что ли?.. Разливается по телу радостный холодок страха. От близости чуда — и жутко и весело. Всё это вместе проносится и растворяется за секунду, а потом, конечно, — просто улыбка. И догадка об отправителе, узнавание креативного шутника. И невероятная открытка становится обыденной закладкой для читаемой в тот момент книжки... Но вот эта первая, «онтологическая», секунда, смешавшая в себе эпохи, легенду и правду, перекраивающая (пусть и на время самой себя, на секунду только!) привычное сознание — незабываема.

Похожие ощущения испытываешь при чтении фантастической повести Натальи Евдокимовой «Конец света». Можно без лишних премудростей закрепить за книгой сокращенное ходовое словечко «сюр», объединив в нем все ее захватывающие парадоксальности и виражи воображения. По-хорошему странная она, эта взрослая детская книга, серьезная и веселая. Неназидательная притча... Жизненная фантастика...

Изданная «Самокатом», повесть предназначена в первую очередь детям. Но и всем взрослым, особенно любителям Хаксли, Уэллса, Брэдбери, Стругацких, Замятина («Мы») и Толстой («Кысь»), — добро пожаловать в «дивный новый мир» со своими законами, где живут да радуются двое мальчишек, легкомысленный кудрявый Фет (это его сокращенное имя, а полное — Афанасий) со своим лучшим другом Ностиком — главным героем и повествователем (в конце книги названо и его полное имя — Нострадамус).

Нынешний мир героев — с красивыми рассветами, цветными дождями и скамейками в виде кошек. В школу можно ходить по настроению, а главное — зарабатывать кю, ежедневно прыгая в прыгалке, добывая в космосе полезные ископаемые (но это скучно, этим обычно занимаются взрослые) или бродя по лесу. В зимнем лесу, например, скачут круглые новогодние зверьки, и если поймать одного и отобрать у него шапку, можно найти в ней долгожданные кю. Или, в худшем случае, мандаринку.

Тратить заработанные кю приходится на использование ежедневных режимов: "кошмар"/"легкий радостный сон" на будильнике, «снизить аппетит» (экономит время, но в целях безопасности долгое использование запрещено) или «слона бы съел» (в помощь заботливой маме, чтобы установить на ребенка перед завтраком), «повысить настроение», «не обижаться»... Еще можно, «чтобы челка не падала на лоб» и «чтобы большой бутерброд не распадался, когда его ешь». А если лучшему другу очень плохо, помогает немного режим «разделить боль».

Тщательно созданный мир богат колоритными, забавными, уютными подробностями. Важная составляющая впечатления, которое оставляет повесть, —праздничное изобилие деталей, щедрость жизни. И в то же время ее ограниченность. Погулять под цветным дождем, пойти в круглогодично зимний (летний, осенний) лес, полетать по дороге в школу, воспользоваться телепортом, пообщаться по мыслеобмену, сделать пирожные у себя на тарелке еще вкуснее, заказать сны — пожалуйста, без проблем! Но если выйдешь в оранжевый день недели в красной одежде — оштрафуют.

Утопия ли это?.. Безусловно, нет. Реальность далеко не идеальна, местами абсурдна, человек в ней хоть и свободен от многих условностей и усилий, но очень зависим, вынужден играть по правилам этого мира. Антиутопия?.. Тоже нет. Дискредитировать осуществимость утопии никто не пытается, критичность в описании наблюдаемого мира сведена к минимуму. Он принимается таким, какой есть, и силу для этого принятия дает убежденность в его временности. «...Какой замечательный нам достался мир. Хоть он и не простой. И как жалко с ним расставаться. Но новый мир будет, конечно, лучше...»

В жизни героев периодически наступает конец света. Даже Фет и Ностик, пока только дети, уже помнят несколько прежних миров: болотистый и ягодный, с деревянными досками вместо дорожек, где постоянно надо было носить резиновые сапоги; зимний деревенский, где в каждой семье сами топили печь и пекли хлеб...
И хотя герои убеждены, что «конец света — это вам не шутки», он оказывается для них каждый раз вполне бытовым событием (текущие дела — снять с банковского счета непотраченные кю, дойти до бункера), немного занятным (что ждет в следующем мире?..) и уж точно не страшным. «...Стали лететь воздушные шарики — маленькие, размером с вишню, разноцветные. С каждого шарика спускалась нитка, к которой была прикреплена табличка „Конец света“. Я даже не удивился. Конец света. Подумаешь, делов-то. Самое время».

Бояться нечего — на горизонте следующий мир. А самое страшное, что может случиться, — конец тебя самого. «Когда тебе что-то больше неинтересно, и неизвестно, будет ли это интересно когда-нибудь. Конец света — когда ты сам заканчиваешься». Но и это можно пережить, и самому начаться заново... Жизнь бесконечна, «я» бесконечно. Живы будем — не помрем!..
Наблюдение за сменой реальностей, каждая из которых вполне живая и убедительная, создает эффект прикосновения к некоей первооснове, остающейся за пределами слов. Словами, буквами, рассказывается о житейских событиях в школе и дома, но сквозь эти приключения проступает нечто дословесное — океан времени. Повесть уводит к таинственной границе начала мира — как реального, вселенского, так и художественного. Вместе с первоосновой мира приоткрывается, предощущается еще и первооснова любого текста. Самое важное для писателя — не только язык (собственный, узнаваемый, сочный, звонкий, сочетающий правильность и оригинальность), но и доязыковое , дословесное умение создавать миры. Тогда и в текст входишь, вплываешь, погружаешься целиком, как в объемную реальность. Ты — в нем. Абсолютный эффект 3 D .

Кстати, вот он — отличный способ привлечь ребенка к чтению. Подсунуть книжку — альтернативу компьютерной игре, книжку, в которую можно нырнуть с головой, потому что там — интересный мир... А точнее, миры, и мирам этим нет конца: заканчивается один — рождается новый, еще интереснее. Разбираясь в его «настройках», возможностях и радостях, теряешь счет времени.

Созидательным умением построения объемного мира владеет в полной мере как сама Наталья Евдокимова, так и ее герои. Каждый из них — потенциальный автор-творец: после конца света кому-то одному, по жребию, выпадает счастье придумать и продумать для всех обстоятельства, условия, антураж новой реальности. И всегда есть шанс, что после очередного конца света именно тебе объявят: «Следующий мир — твой».

Оригинал статьи http://krupaspb.ru/piterbook/recenzii.html?nn=1663


;
Заказ в один клик